АксионБКГ - Поддать джиару
i=649

Цитата

Работа консультантов АксионБКГ послужила "катализатором" для решения многих накопившихся проблем и проведения организационных преобразований на комбинате, причем не только в МТО, но и в смежных областях. Мы поняли, что дальнейшее совершенствование системы управления невозможно без глубоких системных преобразований.

В.А. Кутищев, коммерческий директор ОАО "Магнитогорский металлургический комбинат"

Свежая публикация

Оптимизация договорных процессов в организации

Руководство крупной компании однажды осознало, что процедуры согласования и заключения договоров в ней весьма сложны... Далее

Подписка на рассылку

Деловые новости для руководителей
Информационно-аналитический бюллетень

Поддать джиару
Владельцы успешных бизнесов чаще всего сами по себе отменные «джиарщики», поскольку в нашей стране дружба с властями во всех ее многообразных проявлениях (легальных и не очень) — это то, что вернее всего делает бизнес успешным. Взять и передать «залог успеха» в чужие руки? Тем не менее сайты кадровых агентств запестрели в последнее время объявлениями о вакансиях на позицию GR-менеджера. Это означает, что новая для России профессия пошла в тираж: «нужного человечка» на эту должность работодатели ищут уже не только по своим собственным каналам.

Председатель совета директоров группы компаний «Никколо М» Игорь Минтусов полагает, что сейчас можно наблюдать начало неизбежного процесса: собственники бизнеса начинают постепенно отчуждать от себя функцию взаимоотношений с властями примерно по той же схеме, по какой они в середине 1990-х отчуждали функцию оперативного управления компанией в пользу наемных менеджеров. Правда, слишком далеко на этом пути они не заходят. «По крайней мере процентов на 75 „контрольный пакет“ по джиару все равно пока остается у владельца бизнеса», — считает Минтусов.

Что стоит за этой тенденцией? Может, у первых лиц серьезных компаний становится так много GR-работы, что ее уже не потянуть одному? Само по себе это было бы не удивительно, учитывая возрастающую роль государства в экономике. Но есть и другая подоплека: легальных инструментов во взаимоотношениях предпринимателей и власти становится все больше, а эту джиар-рутину, которая требует систематической ежедневной работы, безболезненно можно спихнуть на «наемника», если позволяют масштабы бизнеса.
Мы все «джиарим» понемногу...

Крупные российские коммерческие структуры принялись формировать целые GR-подразделения еще в конце 1990-х, причем возглавившие их менеджеры нередко имеют внутри компании статус вице-президента или заместителя директора по взаимоотношениям с госорганами. «В авангарде — отрасли с повышенной государственной регуляторикой, а также те, где в значительной мере присутствует международный капитал», — отмечает руководитель Центра по изучению проблем взаимодействия бизнеса и власти Павел Толстых.

Насколько это актуально для бизнесов калибром поменьше? Про предпринимателей, перефразируя классика, можно сказать, что все они «джиарят» понемногу — когда-нибудь и где-нибудь. «Выстраивать отношения с госорганами, — говорит управляющий партнер Blackwood Константин Ковалев, — задача руководителей компании на любом этапе развития. Другое дело, что на разных ступенях необходимо выстраивать отношения с разными уровнями представителей власти». Разница только в том, что малый бизнес изо всех сил пытается ладить с местными «пожарниками» и своей налоговой инспекцией, а крупный — с чиновниками регионального и федерального уровней и регуляторами отрасли.

Серьезное показание к началу осознанной GR-деятельности для компании — ее присутствие в специфических отраслях, которые пользуются особенно пристальным вниманием государства. Однако даже в любой другой отрасли стремительно растущая компания может спровоцировать нездоровый интерес к себе власть предержащих, каковой в нашей стране часто выражается в налоговых претензиях, «наездах» правоохранителей и прочих ударах «под дых». «Значение этой работы нарастает по мере увеличения размера бизнеса или при работе в огосударствленных и сырьевых отраслях», — подтверждает Алексей Ищенко, директор по коммуникациям компании «Комус».

Вызывающая уважение позиция предпринимателя «С чиновниками почем зря не контактирую, поскольку всем обязан лишь самому себе» при переходе бизнеса в более тяжелую весовую категорию может сыграть с ним жестокую шутку. Уж лучше заранее занять другую: «Хоть в Бога не верю, но индульгенцию куплю» (в смысле — «Превентивно займусь джиаром»). Звучит, конечно, немного средневеково, но се ля российская ви. GR-активность мудрых владельцев растущих компаний сродни имиджевой рекламе, которая адресована власти: дескать, мы тут, конечно, активничаем на вашей подведомственной территории, но при этом социально ответственны, и у нас с вами — смотрите! — много общих интересов.

Инвентаризация российских любителей «правильного» джиара выявляет еще один пласт компаний: собственными GR-менеджерами подчас обзаводятся даже небольшие фирмы — в случае если они собираются работать с госсектором, видят в государстве потенциального заказчика и периодически участвуют в различных тендерах.

— Если говорить о малом бизнесе, то, к сожалению, предприниматели-"малыши" недооценивают значимость GR и рассматривают в основном примитивные варианты лобби, откаты и взятки, — говорит Александр Бречалов, член президиума ОПОРЫ РОССИИ и президент компании «Юниаструм Консалтинг». — Функции GR-менеджера приходится выполнять либо собственнику, либо руководству компании в формате совмещения. Я убежден, что в крупных и средних компаниях этим направлением должен заниматься профессионал. А таких, к слову, пока очень мало.
Прирожденные «джиарщики»

Функционал штатного профессионального «джиарщика» в компании разнообразен. Он должен быть в достаточной степени знаком с бюрократической культурой и процедурой принятия властных решений (формальной и неформальной), чтобы обеспечивать руководство нужными контактами или контактировать самостоятельно с чиновниками на различных «этажах». Он должен эффективно взаимодействовать с отраслевыми и предпринимательскими организациями, чтобы проводить через них интересы своей компании. В конце концов, он должен выступать своеобразным «барометром», который заранее просигнализирует руководству о том, что над компанией или отраслью сгущаются административные, правоохранительные или законодательные «тучи». Но главная его компетенция — умение представить чиновникам интерес собственной компании в контексте интересов общественных и адекватно прореагировать на GR-угрозы извне.

То, что все это требует особых навыков, понятно без объяснений. «Продвижение идей и проектов на рынке — это одно, а в органах государственной власти — совсем другое», — резонно замечает Денис Смыслов, президент компании Red Mountain Energy.

Сами GR-профессионалы обычно говорят о том, что их функция во многом сервисная: они работают над тем, чтобы грозная государственная машина как минимум не мешала всем остальным подразделениям компании нормально трудиться. Например, произошедшее с ЮКОСом со своей колокольни они склонны рассматривать не иначе как классическую GR-катастрофу, расходясь между собой лишь в нюансах оценки: «переджиарил» ли ЮКОС — или «недоджиарил»? За пример качественного «реактивного» джиара почитают действия российского подразделения IКЕА, которое при открытии своих магазинов «МЕГА» в нескольких регионах сталкивалось с противодействием местных властей, но при этом технично переводило решение проблемы на межгосударственный уровень. И шведское правительство вдруг весьма кстати начинало интересоваться у российского: почему это в России прижимают иностранных инвесторов?

Откуда берутся GR-умельцы на все руки? Российские вузы уже откликнулись на потребность в подобных специалистах, но к их выпускникам бизнес относится достаточно скептически. По информации Begin group, GR-менеджмент в официальном реестре специальностей пока не значится. Однако ГУ-ВШЭ еще в 2004 году запустил магистерскую программу по GR-менеджменту; аналогичные программы МВА были открыты недавно в МГУ им. Ломоносова и МГИМО. Джиар в России — деятельность пока настолько специфическая, что обученным по западным стандартам дипломированным специалистам сегодня в лучшем случае уготована роль «младшего письмоводителя» при активном и умелом «джиарщике» — собственнике бизнеса.
Зато на рынке труда востребованы бывшие чиновники и политики. Большой бизнес не скупится и инвестирует немалые деньги в людей, уже имеющих увесистый «административный багаж», поскольку отношения между властью и бизнесом в России традиционно носят очень личностный характер. В свежем исследовании журнала о лоббизме и GR Lobbying.ru приводится размер окладов ведущих GR-специалистов в крупных российских компаниях нефтегазовой, металлургической, табачной и других отраслях: от 10—15 тысяч в долларовом эквиваленте в месяц, без учета бонусных схем.

— Хороший GR-специалист в России — это почти всегда выходец из чиновничьей среды, в идеале — бывший политик второго эшелона, вице-губернатор или вице-мэр, — говорит Игорь Минтусов («Никколо М»). — Его успешность наполовину основана на хорошем знании процедур и технологий принятия решения, используемых властью, наполовину — на связях. Как ни странно, бывшие политики первого плана оказываются неэффективными «джиарщиками», поскольку отягощены комплексом первого лица, не могут найти правильную тональность в общении с действующей властью и имеют типичную структуру личности «хомо-политикуса».
Политес отношений

До «излишеств», принятых на Западе, где GR-активность компании вообще может идти своим чередом без какого-либо участия ключевых акционеров, в России вряд ли когда-либо дойдет. Там GR-деятельность первого лица компании может целиком сводиться к выполнению лишь представительских функций — вроде милых бесед президента США Ричарда Никсона с создателем империи McDonald’s Рэем Кроком в 1971 году в Овальном кабинете: «Как с объемами продаж, господин Крок? Неужели девять миллиардов?» — «Двенадцать, господин президент, двенадцать!»

Представительства международных компаний, работающие в России, ощущают свою цивилизаторскую миссию и мечтают о времени, когда все у нас в стране начнут «джиарить» по правилам, обходясь без кулуарных договоренностей с чиновниками о преференциях.

— Приоритетом должно стать определение допустимых границ лоббизма и принципов взаимодействия бизнеса и власти, — говорит Режис Ломм, глава Pfizer в России. — Соответствующая нормативно-правовая база в России пока недостаточно хорошо разработана, потому, на мой взгляд, представители крупного иностранного бизнеса должны взять на себя роль примера в применении передовых международных стандартов этичности и ответственности во взаимоотношениях с чиновниками.

Следом за транснациональными крупными компаниями, как нитка за иголкой, в Россию уже потянулись и международные компании, предоставляющие профессиональные услуги по GR и лоббированию: их транснациональным клиентам и в России нужен привычный сервис.

Джиар на аутсорсинге? Наверное, это было бы удобно: собираешься выйти на новый региональный рынок — и, заплатив тамошней GR-компании по тарифу, просишь правильным образом обозначить свой интерес перед региональными властями, добиться их расположения и наладить связи... Увы, пока такая идея у нас способна вызвать лишь усмешку, потому что доля легального и этичного джиара в комплексе запутанных взаимоотношений бизнеса и власти в России еще слишком мала. «А взятки аутсорсить, извините, наверное, неправильно», — заключает генеральный директор ЗАСО «ЭРГО Русь» Александр Май.