АксионБКГ / Знак качества :: Версия для печати
»Публикации / Знак качества


Кирилл Мартынов, компания Begin Group, специально для газеты «Бизнес»

Профессиональная сертификация - понятие для российского рынка вполне привычное. Другое дело, что сертифицированные специалисты пока работают в основном в технических областях, прежде всего в ИТ. Здесь каждый мощный вендор (Cisco, HP, IBM и т. п.) поддерживает собственные курсы обучения и соответствующие сертификационные стандарты. Иная ситуация складывается в "гуманитарных" профессиях.

Профессиональные сообщества маркетологов, консультантов по управлению или бизнес-тренеров сегодня стоят перед необходимостью выработки собственных стандартов сертификации. "Обучение в университете и диплом о высшем образовании не подтверждают практических навыков,- объясняет Марк Розин, исполнительный директор компании "Экопси консалтинг".- При этом некоторые профессии не требуют лицензирования. Например, любой человек может называть себя бизнес-тренером и работать им. Теоретически, именно сертификация должна подтверждать его профессиональный уровень".

По словам Натальи Зверек, руководителя тренерского департамента компании "Бизнес дизайн групп", сертификация - это возможность поставить знак качества на том, что проверено. "Сертификация регулирует правила деятельности ее участников, а также выступает процедурой проверки стандартов",- добавляет Марк Кукушкин, директор департамента консалтинга компании "Бест-тренинг".

На рынке бизнес-тренеров сегодня складывается следующая ситуация. Компаниямклиентам часто бывает сложно объективно оценить уровень специалиста. Соответственно, возникает потребность в некотором инструменте, который мог бы определить квалификацию тренера. Марк Розин считает, что пока гораздо эффективнее ориентироваться на брэнд компании, в которой работает этот сотрудник.

Однако на рынке есть множество независимых тренеров, для которых сертификация может быть единственным (помимо предыдущего опыта работы) способом подтвердить свои навыки.

Как это происходит

Сам процедура сертификации, как правило, состоит их трех частей. Во-первых, сертифицируемый специалист должен представить свой практический опыт работы, провести соответствующую презентацию.

Во-вторых, он отвечает на теоретические вопросы. В-третьих, если это возможно, процедура сертификации включает в себя демонстрацию фрагмента работы специалиста.

Например, если речь идет о бизнес-тренере, он может провести небольшое занятие с группой. Естественно, что, например, консультант по управлению показать свою работу не может. Он представляет кейс и его решение.

"Человек, который проходит сертификацию, должен уже обладать определенным уровнем знаний, чтобы просто претендовать на нее,- уточняет Наталья Зверек.- Ему нужно уметь предоставить доказательства качества своей работы. Впроцедуру сертификации необходимо включить теоретический экзамен".

Наталья Зверек рассматривает пример последней сертификации бизнес-тренеров, которая проводилась Российской ассоциацией бизнес-образования (РАБО). "Мне казалось, что составить достаточно сложные тесты, которые действительно заставили бы думать опытных тренеров, невозможно,- говорит она.- Однако сертификация РАБО показала, что это не так. Мы серьезно думали над этими тестами, и это было трудно и интересно".

Если говорить о демонстрационной части процедуры сертификации, то здесь есть два подхода. Во-первых, это могут быть видеоматериалы с реального тренинга. Причем тренер должен предоставлять сертифицирующему органу выбор таких материалов. Во-вторых, это может быть сам тренинг. Последний вариант связан с психологическим дискомфортом для определенной категории специалистов. Особенно это характерно для тех, кто любит учить, но сам учиться не готов.

Помогает или нет?

На сегодняшний день в профессиональном сообществе и среди заказчиков еще нет четких представлений о ценности сертификации. Во многом это обусловлено тем, что профессиональная сертификация у нас в стране только начинает развиваться, а единые стандарты еще не выработаны. Сами специалисты пока тоже не получают очевидных дивидендов от нее.

"Определенно можно говорить о некотором PR-эффекте для профессионала,- замечает Марк Кукушкин.- Сертификация в нынешнем виде похожа на систему чемпионских поясов в боксе. Существует множество"версий", среди которых есть более и менее престижные. Но быть чемпионом по какой-то из них все-таки лучше, чем не быть им вообще.

То же самое и в случае сертификации: наличие какого-то стандарта лучше, чем их полное отсутствие".

Похожей точки зрения придерживается и Наталья Зверек.

"На сегодняшний день сертификация не играет почти никакой роли,- говорит она.- Любая сертификация имеет значение, когда по крайней мере 10-15% процентов рынка уже сертифицированы. Сейчас же само это понятие у нас теряет смысл. Практически все называют сами себя "сертифицироваными тренерами", а теперь еще добавляют обычно - "международного класса"".

Это ведет как к падению престижа всего профессионального сообщества, так и к обесцениванию сертификации.

"Именно поэтому я отношусь к профессиональной сертификации в том виде, в каком она сейчас существует, достаточно скептически,- замечает Марк Розин.- В России пока нет авторитетных сертифицирующих организаций. Большинство систем сертификации преследует в основном маркетинговые цели. Сертифицированные специалисты получают определенные преимущества не рынке труда только там, где эта проблема решена".

Развитие сертификации может способствовать росту всего профессионального сообщества. С точки зрения Марка Кукушкина, преимущество для него состоит в том, что профессиональная сертификация заставляет профессионалов объединяться и договариваться о стандартах.

Опасность, конечно, заключается в том, что кто-то предпримет попытку использовать сертификацию в собственных коммерческих целях. Такие попытки приватизации могут отпугнуть людей, поэтому нужно поддерживать общественный характер сертификационной деятельности.

Однако до сих пор все попытки ввести стандарты сертификации скорее вносят раскол в профессиональное сообщество. Поэтому, например, Марк Розин не видит особого смысла в выработке российской системы сертификации бизнес-тренеров. "Надеюсь, что в конкурентной борьбе стандартов победят западные,- говорит он.- В конце концов, базовые навыки работы бизнес-тренера везде одинаковые, а выработаны они были за рубежом. Без серьезногозападного игрока на рынке профессиональных сертификаций российские участники наверняка "передерутся". Подобные прецеденты уже были. Например, так произошло в начале 1990-х годов при попытке создать отечественную систему сертификации психотерапевтов".

Однако Марк Кукушкин надеется на возможность конструктивного диалога между западными и отечественными стандартами.

Зачем это компаниям

Еще один вопрос - заинтересованы ли компании в том, чтобы их работники были сертифицированы. Марк Кукушкин считает, что пока сертификации никаких плюсов организациям не приносят.

Они повышают стоимость специалистов и, конечно, работодатель всегда опасается, что сотрудник найдет себе на рынке новое место, соответствующее новому статусу. С другой стороны, в стратегическом смысле любой работодатель думает о том, чтобы его люди были лучшими.

В сфере ИТ сертификация означает признание со стороны производителей (например поставщиков оборудования) и заказчиков. Количество сертифицированных специалистов является одним из показателей капитализации компании на этом рынке, ее проектного потенциала.

"Нечто подобное должно сложиться и в "гуманитарных" областях,- комментирует Марк Кукушкин.- Конечно, останутся и несертифицированные специалисты. Но при этом работодатели, во-первых, будут охотнее принимать к себе людей с сертификатомюдей, а во-вторых, станут вводить у себя процедуры сертификации, в том числе внутренние".

Именно внутренние стандарты сертификации больших корпораций могут стать искомым знаком качества для рынка и инструментом капитализации для компаний. При этом внутренние и внешние системы могут быть "запараллелены".

Марк Розин считает иначе.

"Что касается капитала компании,- замечает он,- то в таких "гуманитарных" областях, как тренинги или маркетинг, этот капитал никак не связан с сертификациями. В этих областях наличие сертификации- это только подтверждение определенных навыков, она не предполагает обучения. К тому же, в "гуманитарной" области нет каких-то мощных систем, поддерживающих сертификацию как брэнд. Сейчас брэнды компаний сильнее".

Более оптимистично на этот вопрос смотрит Наталья Зверек. Она утверждает, что иметь сертифицированного сотрудника в штате - в том числе значит предъявлять более высокие требования к самому себе как руководителю, давать расти сотрудникам и расти самому вместе с ними.

"Брэнд личности работает на компанию, и это конечно выгодно для нее,- говорит Наталья Зверек.- Но если всю жизнь бояться, что специалист с подтвержденной квалификацией уйдет, то он уйдет непременно. Вряд ли это должно быть препятствием для работодателя".