АксионБКГ - Прямая речь. Евгений Примаков: «Нам нужны стабильность и безопасность».
i=65
582;583;584;585;586;587;588;589;590;591;592;593;594;595;596;597;598;599;600;601

Цитата

Работа консультантов АксионБКГ послужила "катализатором" для решения многих накопившихся проблем и проведения организационных преобразований на комбинате, причем не только в МТО, но и в смежных областях. Мы поняли, что дальнейшее совершенствование системы управления невозможно без глубоких системных преобразований.

В.А. Кутищев, коммерческий директор ОАО "Магнитогорский металлургический комбинат"

Свежая публикация

Оптимизация договорных процессов в организации

Руководство крупной компании однажды осознало, что процедуры согласования и заключения договоров в ней весьма сложны... Далее

Подписка на рассылку

Деловые новости для руководителей
Информационно-аналитический бюллетень

Прямая речь. Евгений Примаков: «Нам нужны стабильность и безопасность».
Стало традицией подводить на первом заседании "Меркурий-клуба" в новом году итоги прошедшего года. Чем он отличается от прежнего? Что можно сказать о России в 2005 году?

Статья подготовлена на основе выступления главы Торгово-промышленной палаты РФ, академика Евгения Примакова на заседании "Меркурий-клуба" 12 января 2006 года.

Наметился поворот к социальной ориентации

В экономике в целом продолжались положительные тенденции. Темп роста ВВП определяется в 6,5 процента. Это не намного меньше, чем в 2004 году, следовательно, повышательная тенденция не заглохла. К положительным результатам следует отнести и тот факт, что несколько более половины роста российского ВВП было обеспечено внутренними факторами. На 10 процентов возрос уровень реальных доходов населения.

Если говорить о качественных характеристиках, то я бы начал с того, что впервые за весь период перехода России к рыночному хозяйству в 2005 году наметился реальный сдвиг в пользу придания экономике социальной ориентации. Мы много говорили о том, что экономические реформы служат человеку, но были явно недостаточно активны в достижении этой цели. Можно считать, что вплоть до второй половины 2005 года во многом погоду делали люди, которые считали, что сам рынок способен решить все социальные проблемы общества. Не следует отрицать необходимость создания благоприятных условий для развития экономики на макроуровне - сдерживание инфляции, наращивание золотовалютных запасов, поддержание веса рубля. Но такие меры сами по себе, без целенаправленной социальной политики, приводили в лучшем случае к тому, что положение российского населения улучшалось, но слабо и слишком медленно, растягиваясь на долгие годы. Надбавки к заработной плате, пенсиям, по существу, съедала инфляция. Все это происходило на фоне сказочно обогащавшейся сравнительно небольшой группы людей.

Прорывом к созданию социально ориентированной экономики могут и должны стать первые национальные проекты в области здравоохранения, образования, жилищного строительства и сельского хозяйства. Именно должны. И именно первые, но далеко не последние. Перспективы этих национальных программ обеспечиваются тем, что их не только выдвинул президент В.В.Путин, но, судя по всему, не выпускает из своих рук контроль за их исполнением. Не сомневаюсь, что за этим стоит стремление развернуть реформирование страны лицом к человеку. Без такого разворота, кстати, нет никакой перспективы для России превратиться в постиндустриальное государство, каким, вопреки мнению адептов сугубо рыночного регулирования, она до сих пор не является.

Я вижу за провозглашением национальных программ, обязательных к исполнению, еще одну цель: наконец-то навести порядок, при котором никому не будет дозволено "класть под сукно", игнорировать под тем или иным предлогом важнейшие решения в области экономики. Это приводит к полному подрыву административной дисциплины, без которой не может жить и развиваться ни одно современное государство.

Чтобы не быть голословным, приведу пример. У нас у всех на слуху неоднократные заявления президента Путина о необходимости "обнулить" или резко сократить таможенные пошлины на ввозимое высокотехнологичное оборудование, не производимое у нас в стране. До сих пор исполнительная власть отделывается половинчатыми мерами, тянет с безусловным и полным выполнением этого прямого указания, от которого во многом зависит жизненно важная модернизация устаревших и морально, и физически основных фондов промышленных предприятий. А вся "цена вопроса" только в 3-4 млрд. долларов, которые могут быть покрыты из Стабфонда без всякой угрозы вызвать инфляционный всплеск.

Не повторять ошибок монетизации льгот

Общий успех национальных проектов имеет огромное значение для России - и социальное, и экономическое, и политическое. В настоящее время создается такое впечатление, что руководство страны уделяет особое внимание тому, чтобы были выделены в полном объеме дополнительные средства и установлен контроль за их расходованием. Это очень хорошо, но, очевидно, этого не достаточно. Не должен в стороне оставаться важнейший вопрос: в какую структуру будет осуществляться инъекция этих средств. Возьмем, например, одну из этих программ - здравоохранение. На заседании правления ТПП России был заслушан доклад социального комитета, аккумулировавший мнение тех, кто будет непосредственно осуществлять и получать преимущества от этого национального проекта. Особенно острой критике были подвергнуты направления вложений дополнительных средств. Известно, что больницы, особенно в целом ряде регионов, находятся в плачевном состоянии. Не говоря уже об оборудовании: больные вынуждены приносить из дома постельное белье, часто - лекарства. Во многих из этих больниц уже было начато строительство новых корпусов, в большинстве случаев хирургических. Достроить их не смогли - не было средств. Так и стоят по сей день эти памятники нашей бесхозяйственности, глядя на мир пустыми оконными проемами.

В некоторых средствах массовой информации, практически финансируемых внешними олигархами, начинается кампания против Путина
Между тем, по предложению минздравсоцразвития, львиная доля из дополнительных средств пойдет на строительство 15 специализированных медицинских центров. А на оснащение всех амбулаторно-клинических учреждений России выделяется сумма 500 млн. из 5,7 млрд. долларов, то есть меньше десятой части. И все это происходит в условиях, когда уже имеющейся больничной и клинической базы вполне достаточно при соответствующем оснащении для оказания необходимого объема медицинской помощи. Тем более что использование коечного фонда по России в среднем составляет 318 дней в году, а еще при Союзе в Новосибирске, Красноярске, Хабаровске, других городах были созданы мощные медицинские базы, которые раньше оказывали специализированную помощь, охватывая всю территорию России.

Конечно, создание новых медицинских центров - дело хорошее. Никто с этим не спорит. Но не важнее было бы сделать упор на подъем уже существующих медицинских учреждений, а строительство новых медцентров отнести на вторую очередь. Позвольте не поверить министру, что уже в конце этого года чуть ли не половина этих центров при полном оснащении и подготовке необходимых медицинских кадров вступит в строй.

Не больше логики и в акценте на закупку огромного числа санитарных машин, что само по себе тоже очень важно. Но следует ли забывать, что эти машины везут больного в больницы, клиники, оснащение которых будет осуществляться далеко не в полную меру? Кто лоббирует такие соотношения в распределении выделяемых средств, которые, по мнению многих специалистов, абсурдны? Нужно вначале просчитать все варианты. Недопустимо, чтобы россияне не почувствовали, что в результате осуществления национальной программы произошло качественное улучшение их медицинского обслуживания.

Решение в области прорывов в социальной сфере необходимо тесно увязать с развитием национального производства. В случае здравоохранения это - развитие отечественного производства медицинского оборудования, лекарственных средств, которые ныне в основном поставляются набивающими себе карманы монополистами из-за границы. Нужны госзаказы производителям наукоемкой продукции, особенно в военно-промышленном комплексе на разработку новых образцов. Увязка с развитием экономики в программе вообще не предусмотрена.

Огромные доходы от нефти: зло или добро?

Выдвижение национальных проектов еще раз привлекает внимание к проблеме использования тех огромных средств, которые Россия получила за счет высоких мировых цен на экспортируемое сырье, особенно нефть и газ. Представляю, как трудно было пробить эти программы через сопротивление тех, кто считает "злом" тот факт, что экспорт принес стране огромные доходы. Я цитирую министра финансов. Минфином была сделана ставка на стерилизацию этих денежных средств через Стабилизационный фонд, который объявлен неприкасаемым. При этом была выдвинута совершенно нелепая идея, что любые внутренние затраты из этого фонда, правда, кроме пополнения дефицита Пенсионного фонда, возникшего в результате не очень продуманной пенсионной реформы, равноценны разгулу инфляции. Действительно, вынужденные, как это было в связи с непродуманной и непросчитанной монетизацией льгот, или неумные затраты подкачивают инфляцию. Это так. Но кто может доказать, что инфляционный всплеск будет вызван затратами, например, на газификацию страны? Разве не парадоксальна ситуация, при которой, имея треть общемировых запасов газа, занимая первое место в мире по его добыче, Россия сама газифицирована чуть более на 25 процентов. Если Финляндия, Польша, страны Балтии газифицированы российским газом на 95 процентов, то приграничные с ними российские территории - на одну треть. Под давлением президента Путина "Газпром" заявил на днях о долгосрочной программе ускоренной газификации России. Некоторые уже называют это пятой национальной программой.

Нам нужно, очевидно, иметь в виду в будущем еще не одну национальную программу. А для этого необходимо окончательно отказаться от сомнительной идеи вкладывать все накопленные в Стабфонде огромные средства в иностранные ценные бумаги. Куда плодотворнее затратить часть из этих средств, например, на создание и развитие инфраструктуры, в первую очередь дорожно-транспортной. Огромное отставание России в этом плане от большинства развитых, да и развивающихся стран бьет по нашей конкурентоспособности. Низкий технический уровень дорог оборачивается увеличением себестоимости перевозок в полтора раза, а расхода горючего на 30 процентов по отношению к показателям зарубежных стран. Одновременно такое отставание - это снижение подвижности населения, увеличение безработицы, рост смертности. В прошлом были многочисленные программы по развитию транспортной инфраструктуры в России. Главная причина их невыполнения в недофинансировании. Только отсутствием профессионализма можно в таких условиях объяснить упорное сопротивление тех, кто противится выделению из Стабфонда необходимых средств для модернизации транспортной системы России.

А разве не следует рассмотреть проблему компенсации из Стабфонда бюджетных потерь от снижения налогов, что, несомненно, будет способствовать росту производства. Это относится и к непомерно высокому социальному налогу. В Финляндии, например, в социальный фонд для нужд населения идет вся прибыль игорного бизнеса, который изъят из частных структур и находится в руках компании, принадлежащей профсоюзу и государству. Через сокращение социального налога наверняка уменьшится число тех работников, кто получает зарплату в "конвертах". Не следует закрывать глаза на то, что значительная часть российских предпринимателей, при огромном социальном налоге обходит его, а те, кто получает деньги в "конвертах", не платят подоходных налогов.

С кого брать пример

Нам ставят в пример Норвегию, которая откладывает денежные средства, полученные за счет высоких цен на нефть, на будущие поколения. Представляется, что лучшим, наиболее подходящим примером для нас является не Норвегия, несопоставимая с нами по уровню жизни населения, а успешно вышедшие из глубокого кризиса после Второй мировой войны европейские страны и Япония. В Западной Европе, кстати, и не думали замораживать финансовые средства, поступившие по плану Маршалла. И в Японии, и в Западной Европе опирались на то, что развитие экономики невозможно без роста платежеспособного спроса, иными словами, без роста доходов населения. События показали, что регулируемое государством экономическое развитие стран Западной Европы и Японии увенчалось превращением их в страны с высоким уровнем жизни населения. В Японии рост производства происходил на основе трех индикативных планов.

По той же стезе идут сегодня Китай и Индия. Главным образом, не за счет макрорегулирования, что, несомненно, тоже важно, а увеличения потребительских расходов населения, целенаправленных государственных расходов, высокой инновационной активности Китай в 2005 году уже намного опередил США по экспорту электроники, компьютеров, цифровых камер, мобильных телефонов, то есть высокотехнологичных товаров.

Мы много говорим о том, что большое беспокойство вызывает у нас высокий уровень инфляции. В 2005 году он составил 10,9 процента - выше, чем прогнозировалось за год до этого, но все-таки ниже того, как считали эксперты в середине прошлого года. Главная причина того, что не удалось в 2005 году развернуть инфляцию вспять, это корпоративное ценообразование на уровне естественных, отраслевых и локальных монополий. И цены будут выходить за пределы инфляционного роста, если государством не будут предприняты экономические меры и не созданы механизмы, способные обуздать монопольное ценообразование.

Кто такие "государственники"

Прошедший 2005 год должен стать переломным для России в повышении регулирующей роли государства в экономике. Противники этого обычно искусственно оглупляют так называемых государственников. Их представляют чуть ли не сторонниками возвращения к командно-административной системе, людьми, игнорирующими необходимость вхождения России в мировую экономику. Им приписывают отказ от рыночного развития, передачи с государственного уровня избыточных функций, наконец, отказ от макрорегулирования. Все это абсолютно не соответствует действительности. Если попытаться сжато сформулировать "кредо" российских государственников, то это стремление к созданию динамичной цивилизованной рыночной экономики при понимании того, что один рынок без продуманного государственного регулирования к этому не приведет.

Согласно недавно обнародованным данным Всемирного банка, не к середине нынешнего века, а уже к 2030 году численность населения России может упасть до 100 с небольшим млн. человек
В этой связи можно приветствовать то, что в 2005 году государство усилило свои позиции в нефтедобывающей, газодобывающей промышленности. Однако существует одна сторона дела, на которую хотел бы обратить внимание. Как известно, в совет директоров принадлежащих государству компаний входят представители государства. Известно также, что совет директоров распределяет доходы компании. Тогда не понятно, почему нас всех в 2005 году поразил шок, когда Москва, часть Центральной России остались на много часов без электроэнергии по причине износа оборудования на подстанции. Но разве не высокие представители государства отвечают за то, чтобы доходы компании распределялись в первую очередь на необходимую модернизацию, а не на строительство грандиозных зданий или на непомерное увеличение окладов менеджмента? Или разве надо было совету директоров "Газпрома" ждать указания сверху, чтобы часть добытого газа использовать на газификацию страны?

Государственное вмешательство - имеется в виду, конечно, профессиональное, квалифицированное - через подготовку новых законов и поправок к действующим, постоянную нормотворческую деятельность необходимо в новом году еще в большей степени, чем в 2005-м, по целому ряду обстоятельств. Дополнительно к монопольному ценообразованию назову и другие негативные явления. По оценкам ИМЭМО, в 2005 году подошла к исчерпанию сырьевая экспортно-ориентированная модель роста. В таких условиях важнейшее значение приобретают меры по структурным сдвигам в экономике - развитие обрабатывающей, особенно наукоемкой промышленности. Но это не происходит само собой без государственного стимулирования инвестиций в обрабатывающую промышленность, без развития научных исследований, что необходимо для перехода на инновационный путь, без выработки государственной промышленной политики, способной расставить правильные акценты и обозначить оптимальные соотношения. О необходимости такой политики ТПП России говорит уже много лет.

Нельзя не обратить внимание и на то, что в 2005 году сократился прирост добычи нефти в России. Это произошло из-за свертывания геологоразведочных работ и "снятия сливок" нефтяными компаниями за счет добычи из скважин с высоким дебетом.

В бюджете на 2006 год образован инвестиционный фонд. Это, безусловно, шаг в правильном направлении. Вместе с тем следует надеяться, что его размер будет возрастать.

Большое значение приобретает создание особых технико-внедренческих и промышленно-производственных зон. Это может стать прорывным направлением в развитии экономики. Однако уже сегодня следует ориентироваться на то, чтобы опыт, который будет нарабатываться в таких зонах, распространялся по всей России.

Наконец очевидно, в 2005 году обозначился предел и консервативной макроэкономической политики, базирующейся на повышении курса рубля. Это создает препятствия на пути российского несырьевого экспорта и широко открывает двери для импорта, отбирающего растущий внутренний спрос у отечественных товаропроизводителей. Нужна определенная переориентация и в этой области.

Национальная идея: предотвратить демографический крах

Но самую большую опасность, пожалуй, таит в себе демографическая ситуация. Несмотря на некоторые улучшения положения в 2005 году, она остается в России далекой от удовлетворительного состояния. Согласно недавно обнародованным данным Всемирного банка, не к середине нынешнего века, а уже в 2030 году численность населения России может упасть до 100 с небольшим млн. человек. Уже появляется серьезный дефицит трудовых ресурсов. Недостаток населения уже препятствует освоению востока страны. Демографическая ситуация, особенно "вакуум" населения, образующийся в Восточной Сибири и на Дальнем Востоке, требует целого комплекса неотложных мер: и налогового послабления, возможно, налоговых каникул для тех, кто вкладывает за Уралом в инфраструктуру, обрабатывающую индустрию, аграрно-промышленный комплекс, и четко продуманной миграционной политики и мер, способствующих росту рождаемости, сокращению смертности россиян.

Если мы все еще находимся в поисках национальной идеи, то сегодня она именно в осуществлении такого комплекса. Без этого мы можем потерять Россию.

В 2005 году наметились определенные позитивные сдвиги правительства в отношении малого предпринимательства. Во всяком случае, теперь никто не оспаривает, что нужен новый закон о его государственной поддержке, о чем многократно не только заявляла ТПП России, но и представила проект такого закона. Однако предстоит пройти долгий и нелегкий путь создания благоприятных условий для развития малого бизнеса. Об этом свидетельствует тот факт, что в целом по стране вклад малых предприятий в ВВП не превышает 15 процентов, а в постиндустриальных государствах - от 50 до 70 процентов. Без развития малого бизнеса в России не будет ни устойчивой экономики, ни серьезного препятствия на пути роста безработицы, ни "среднего класса", обеспечивающего социально-политическую стабильность.

Еще одна проблема, на которую обращают внимание сотрудничающие с российскими торгово-промышленными палатами предприниматели, это угроза сращивания чиновничества с бизнесом. 2005 год вошел в историю как год перелома в развитии олигархического капитализма в России. Можно критиковать те конкретные действия, которые для этого были предприняты, но факт остается фактом: прерван опаснейший процесс, когда на командные позиции не только в экономике, но и в политике выходили представители олигархического капитала. Однако не менее опасным является такое развитие, когда чиновники, призванные на службу обществом для защиты его интересов, начинают превращаться всеми правдами и неправдами во владельцев бизнеса, сохраняют при этом видимость служения обществу. Нужно признать, что слабость демократических институтов в стране ведет к утрате контроля над бюрократией, а ее численность растет, уже превышая численность военнослужащих. Во всем СССР чиновников было в два раза меньше.

На этом фоне особенно прискорбно, что 2005 год не может быть отмечен тем, что развивалась административная реформа. Она затронула лишь верхушку айсберга, да и то подчас непродуманно, и практически застряла на этапе инвентаризации тех функций, которые следует передать с государственного уровня на общественный.

Бесспорно, сохраняется такое важное поле государственной деятельности, как борьба с коррупцией, казнокрадством. Здесь нужны решительные меры и в административной, но в основном в экономической области. Одной из таких мер мог бы стать эксперимент на региональном уровне: резко повысить зарплату работникам милиции и МВД при уменьшении их численности. При этом они должны взять на себя систему обязательств: навести порядок на рынках, избавить предпринимателей от поборов, граждан от мздоимства чиновников всех мастей. За нарушение своих обязанностей, проявленную нерадивость следует увольнять без права поступления на государственную службу.

Демократия, но какая?

Если говорить о внутриполитическом положении в России, то оно выглядит стабильным. Первый признак такой стабильности - устойчивость высокого рейтинга президента Путина. Однако и здесь существует проблема - приближение окончания второго срока его президентства. В.В.Путин неоднократно заявлял, что не намерен допускать изменения Конституции с тем, чтобы остаться еще на один срок. В то же время уже в 2005 году началась предвыборная активность ряда лиц. Это могло бы расцениваться как нормальное явление. Однако уже на начальном этапе президентскую гонку отягощает заинтересованность иностранных кругов - к ним относятся и беглые олигархи - посадить в президентское кресло в России человека, которым они смогут манипулировать.

Нельзя проходить мимо того, что и в некоторых средствах массовой информации, практически финансируемых внешними олигархами, начинается кампания против Путина, появляются на прилавках даже явно заказные книги такого направления. Такая кампания, несомненно, будет разворачиваться при сохранении крена в сторону использования новых возможностей для придания нашей экономике социального характера и усиления в ней роли государства. Поэтому для всех здравомыслящих россиян вопрос заключается в том, чтобы укреплять позиции Путина по мере того, как будет продолжен такой курс.

Характерно, что зарубежные круги не только через некоторые неправительственные организации, но и открыто - через дипломатический персонал на месте, пытались воздействовать и воздействовали на обстановку во время выборов в Украине и Грузии. Цель такого воздействия ясна - ослабить позиции России у ее границ на территории бывших республик Союза.

Необходимо укрепление и властных полномочий, чтобы защитить политику, проводимую в интересах истинного прогресса. Меня очень впечатлило интервью отца сингапурского чуда, бывшего премьер-министра процветающего ныне государства Ли Куана Ю, опубликованное в одной из газет: "Вам нужны стабильность, определенность и безопасность более, чем что-либо еще. Демократия не работает в условиях хаоса, - заявил он. - Знаете английское выражение - закон и порядок? Закон не работает, когда нет порядка". Могу добавить, что Ли Куана Ю считают одним из авторов и китайского экономического рывка.

Только целенаправленная активность власти, конечно, не выходящая за рамки законности, может обеспечить условия для развития демократии в России, включая противодействие всем ксенофобским, националистическим организациям, пусть и крайне немногочисленным сегодня, но уже наносящим серьезный вред многонациональной и многоконфессиональной России. Активизацию таких организаций в предвыборный период в России тоже можно спрогнозировать.

Пора не обращать внимание на зарубежные выкрики об авторитарном стиле правления в России. Что нам рекомендуют из-за рубежа в качестве альтернативы? Известно, что Соединенные Штаты делают упор на экспорт своей модели демократии, игнорируя при этом внутренние условия, исторические традиции, образ жизни, расстановку сил в тех странах, куда такая модель насильно внедряется. Пример этому Ирак. К чему это привело, известно. На "алтарь" такого экспорта демократии положены жизни сотен тысяч иракцев, более двух тысяч американских солдат, территориальная целостность Ирака, светский характер этого государства. И даже такой огромной ценой не удается решить провозглашаемую задачу.

Не обойду стороной и вопрос партстроитaельства в России, которое наложило серьезный отпечаток на политическую картину минувшего года. Укрепила свои позиции "Единая Россия", что проявилось в целом во время выборов в регионах. Но у "Единой России" до сих пор нет своей идеологической платформы, которая не может ограничиваться поддержкой власти. Правда, такая поддержка приводит в партию многих из тех, кто рассчитывает на нее как на трамплин к занятию тех или иных должностей в законодательной и исполнительной ветвях власти всех уровней. Но не будем забывать, как в одночасье рухнула КПСС, в члены которой тоже многие вступали по аналогичным соображениям. "Единая Россия" часто называет себя правоцентристской партией. Наверняка следует отдать должное умеренному консерватизму для России. Но будущее страны гораздо теснее связано и традиционно исторически, и по решаемым задачам с левым, а не правым центризмом.

В 2005 году наметились изменения в отношениях между центром и субъектами Федерации. С сохранением и усилением политической централизации, что абсолютно необходимо, пусть медленно, но все-таки происходит столь же необходимая передача регионам целого ряда экономических прав и функций. Одновременно намечается отход от прежней политики, когда трансферты из центра переводились по принципу "всем сестрам по серьгам". В стратегии, разработанной министерством регионального развития, предлагается концентрация финансовых средств в "опорных регионах", откуда инновационная активность распространится на другие территории.

Мировой контекст для России

Переходя к тому мировому контексту, в котором Россия существовала в 2005 году, начну с неприятной констатации. За последнее время на Западе, особенно в США, наблюдается спад интереса к России как к одному из ведущих игроков на международной арене. Конечно, Россия не Советский Союз, который, несомненно, играл большую роль в мировой политике. Сказывается и возрастающее внимание, иногда за счет "российского фактора", к динамично выдвигающемуся Китаю. Однако в 2005 году российская политика добилась определенных успехов, которые отнюдь не совпадают с тенденцией преуменьшить ее значение. Вопреки всяческим не только прогнозам, но и проискам президент России в нынешнем году председательствует в "восьмерке". На фоне нестабильности на Ближнем Востоке еще четче обозначается роль России как одного из основных энергетических центров мира. Эта роль, безусловно, возрастет после начала добычи нефти и газа в Восточной Сибири, на шельфе северных морей, строительства новых трубопроводов для поставок нефти в Азию, Европу, США.

Россия в 2005 году доказала свою способность если не окончательно ликвидировать, то во всяком случае обуздать терроризм в Чечне, хотя на Северном Кавказе еще предстоит для этого сделать немало. Вспомним, как пылала Чечня еще считанные годы назад, и сравним ее сегодняшнюю с, мягко говоря, нестабильными Ираком и Афганистаном, куда были брошены огромные военные и финансовые средства.

Россия начинает значительно больше заботиться о своих интересах на пространстве СНГ. Односторонние уступки ряду стран Содружества в принципе возможны только в том случае, если эти страны нацеливают свою политику на создание единого экономического пространства, а не проводят по существу антироссийскую линию. Коллизии в отношениях с нынешним украинским руководством еще раз продемонстрировали, насколько важно сегодня сосредоточиться на союзе с Белоруссией, на развитии всесторонних связей по линии ЕврАзЭС, "шанхайской шестерки". При этом, естественно, нельзя возводить баррикады в отношениях с Украиной, Грузией, Молдавией. Это было бы и контрпродуктивно, так как отталкивало бы эти страны от России, и недальновидно, так как не предусматривало бы исторического укрепления органичных связей этих стран с Россией.

Полностью оправдала себя в 2005 году и российская внешняя политика в отношении дальнего зарубежья. Удалось развивать ее по всем направлениям, включая, и американское, и европейское, и китайское, и индийское. Только такая диверсификация, а не сосредоточенность на одном каком-либо внешнеполитическом векторе, дает возможность создавать оптимальную обстановку для обеспечения российских национальных интересов.